Боги меняются
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии

Диалог Михаила Задорнова и Валерия Чудинова

Михаил Задорнов: Была история, а была быль. Недаром русские мифы и легенды называются «былины». Сегодня, когда я говорю кому-то о том, что наш язык – единственный, который и сейчас сохраняет сакральный смысл праязыка, зародившегося на заре человечества, мне возражают: «А где доказательства? Вот Рим – есть развалины, Израиль – это святые места. Вот в Египте пирамиды. А то, что ты говоришь, это, может быть, просто твоя фантазия. Во сне увидел». И конечно, мне было приятно прочитать книги профессора Валерия Чудинова. Потому что он приводит убедительные доказательства того, что наша история была другой. Мне очень хотелось встретиться с ним и задать ему такие вопросы и получить такие ответы, чтобы все, кто прочитает эту статью, поняли, что фантазии наши возникают не на пустом месте. Им есть подтверждения не менее очевидные, чем пирамиды, например, или развалины Колизея, и они гораздо древнее. Мне хочется начать беседу с вопроса: Валерий Алексеевич, а есть у вас доказательства того, что письменность существовала на Руси задолго до появления кириллицы?

Валерий Чудинов: Вы знаете, вопрос сложный. Дело в том, что существовало два вида письма, один вид письма – слоговое, руница, а другой – это бытовое письмо, протокириллица, которой пишем мы с вами. Задолго, за много тысяч лет до Кирилла. Наши предки писали абсолютно так, как и мы сейчас с вами.

– Это буквица? Простите, я иногда уточнять буду. То есть, это такое рядовое письмо, без сакрального смысла?

– Да, совершенно верно. Я назвал его протокириллицей, но это не очень удобный термин. Мне посчастливилось прочитать, как они это сами называли. Потому, что наши предки не знали, что когда-то родится Кирилл. Оно у них называлось «руны Рода», то есть бога – Рода. А сакральное письмо называлось «руны Макоши». Механизм увеличения числа богов был такой: сначала у бога появлялся жрец или жрица, потом это существо обожествлялось, становясь следующим богом. Но всё пошло от Макоши.

Вот допустим, «руны Мары» – это ни что иное, как руны Макоши, повторённые в более позднее время. Точно так же появился бог Яр, и «руны Яра» – это ни что иное, как руны Рода, повторённые в более позднее время. То есть, мы пишем с вами рунами Рода, не подозревая об этом, как, допустим, Тартюф не подозревал, что он говорил прозой. Мы пишем ими, не зная, что они так называются.

– Причём буквы, если я правильно понимаю, писались раньше на специальных дощечках.

– Да, но позже. А поначалу буквы даже не высекались, а выпиливались на камнях чем-то, видимо, маленькой циркулярной пилой.

– И тогда, видимо, они ещё буквами не назывались.

– Да, они назывались рунами.

– А как вы считаете, откуда взялось само это слово – «руны»?

– Попробую объяснить. Самые крупные руны были вырыты в земле. Скажем, знаменитый Стонхендж в Англии. Мы полагаем, что это памятник английский. Но англичане приписывают его кельтам, считая, что древнее кельтов никого не было, и до германцев в Британии действительно жили кельты, то есть, бритты, скотты, пикты… Но, до них были иберы, а до иберов, как ни странно, там обитали русские. И храмы-то построены именно русскими. Потому что везде, где на колоннах видны надписи, читаются слова: «храм Рода», «храм Макоши» и масса других русских слов. Например, написано слово «столб» теми же буквами, какими мы пишем сейчас. Но самое интересное состоит в том, что наши предки вырывали в земле большие буквы, ну, может быть, там два метра на метр или три метра на полтора, и их можно было видеть с высоты. То, что «вырыто», называлось «руны». Их засыпали другим грунтом. Поэтому какая бы растительность на них ни росла, она всегда отличалась по цвету – ибо под ними другая почва… И как бы местность ни зарастала, они всё равно читаемы. Но разница в контрасте очень невелика. Вот в этом, как говорится, собака и зарыта. Обычно, когда мала разница в контрасте, мы, не привычные к этому, читать руны не можем. Они, как выцветшие. Итак, я закончу. Слово «руны» от слова «рыти», рытвины.

– Рытвины сокращённо.

– Это не моя этимология, а Мартина Жунковича, серба в Германии, который её предлагал в книге, написанной в начале ХХ века.

– А руны на камнях? Многие ведь тоже не могут рассмотреть их.

– Абсолютно верно. Потому что, сами понимаете, если вы смотрите не в боковом свете, а в прямом, дно этих букв отражает свет точно так же, как и окружающий материал, и вы их почти не видите, очень мал контраст. Всё-таки стенки часть света задерживают, поэтому они чуть темнее. Но если сделать боковую подсветку, чтобы тень падала на дно букв, тогда буквы видны очень хорошо.

– Понимаю. И вот этим методом вы теперь главным образом пользуетесь?

– Лишь, если имею возможность притащить с собой осветительную установку и освещать камень сбоку… Но это очень редко бывает.

– И теперь вы уже и сами различаете их, без бокового света?

– Приходится! Так было на Кольском полуострове. Представьте себе: температура где-то +10°С, вы в очень тёплой, но негибкой куртке, вокруг туча комаров, только вы фотоаппарат поднимаете, они вас сразу облепляют. А вам надо только щёлкнуть, буквально за секунду, иначе вас комары съедят. Только это я и успеваю. Тут не до освещения, не до всестороннего обследования памятника, успеть бы его хоть как-то зафиксировать. Тем не менее, это даёт свои результаты. И уже дома, на экране монитора, видно гораздо лучше, чем на натуре. Итак, руны высекали на камнях. У нас полно этих ритуальных камней – где угодно. В Москве, в Коломенском, есть надписи. В любом пригороде. И если у вас рядом стоит церковь, не заасфальтированная со стороны апсидной части…

– То под апсидами будут древние камни.

– Да, как правило, апсиды опирались на дохристианские камни. И на этих камнях до сих пор есть надписи. Во Владимирской области я их видел лично и читал, что там написано, например имя «Мара». Из храма Мары был взят тот камень… Её храм давно разрушен, а культовые камни остались. Дело в том, что в раннем христианстве никакого противоречия между язычеством и христианством не было. Потому что христианство выросло из нашего, из русского, язычества. Точнее, не из язычества, из ведизма. Ибо язычество – это плохая копия, когда сакральное уходит, его не понимают, а копируют чисто внешние формы. То есть, некая пародия…

– Я так понимаю, что язычество – это че-ствование азов, уже без сакрального истинного смысла.

– Совершенно верно...

Скачать архивированный файл всей статьи (99К) в формате .doc
 
Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
 
Публикации
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
 
Наши рассылки
Объявления